Фразы фаины раневской смешные

Питаться в одиночку так же противоестественно, как срать вдвоём!

— Вы по-прежнему молоды и прекрасно выглядите.
— Я не могу ответить вам таким же комплиментом!
— А вы бы, как и я, соврали!

Женщины умнее мужчин. Вы когда-нибудь слышали о женщине, которая бы потеряла голову только от того, что у мужчины красивые ноги?

Вторая половинка есть у мозга, жопы и таблетки. А я изначально целая.

— Тот слепой, которому ты подала монетку, не притвора, он действительно не видит.
— Почему ты так решила?
— Он же сказал тебе: «Спасибо, красотка!»

Фаина Раневская была на свадьбе друзей.Когда на плечо жениху нагадил голубь, сказала:
— Вот молодожены, голубь символ того, что свобода ваша улетела и на прощание нагадила.

— В чём вас можно будет увидеть, Фаина Георгиевна?
— В гробу!

Сейчас, когда человек стесняется сказать, что ему не хочется умирать, он говорит так: очень хочется выжить, чтобы посмотреть, что будет потом. Как будто если бы не это, он немедленно был бы готов лечь в гроб.

— Фаина Георгиевна, на что похожа женщина, если её поставить вверх ногами?
— На копилку.
— А мужчина?
— На вешалку.

Когда я начинаю писать мемуары, дальше фразы: «Я родилась в семье бедного нефтепромышленника...», — у меня ничего не получается.

Если женщина идет с опущенной головой — у неё есть любовник! Если женщина идет с гордо поднятой головой — у неё есть любовник! Если женщина держит голову прямо — у неё есть любовник! И вообще — если у женщины есть голова, то у неё есть любовник!

Страшно грустна моя жизнь. А вы хотите, чтобы я воткнула в жопу куст сирени и делала перед вами стриптиз.

Я, как яйца, участвую, но не вхожу.

Моя любимая болезнь — чесотка: почесался и ещё хочется. А самая ненавистная — геморрой: ни себе посмотреть, ни людям показать.

Настоящий мужчина — это мужчина, который точно помнит день рождения женщины и никогда не знает, сколько ей лет. Мужчина, который никогда не помнит дня рождения женщины, но точно знает, сколько ей лет — это ее муж.

Всю свою жизнь я проплавала в унитазе стилем баттерфляй.

— Вам никогда не говорили, что вы похожи на Брижит Бардо?
— Нет, никогда.
— И правильно, что не говорили.

Вот женишься, Алешенька, тогда поймешь, что такое счастье. Но поздно будет.

Погода ваша меня огорчила, у нашей планеты явный климакс, поскольку планета — дама!

Когда мне было 20 лет, я думала только о любви. Теперь же я люблю только думать.

Почему все дуры такие женщины?

Проклятый девятнадцатый век, проклятое воспитание: не могу стоять, когда мужчины сидят.

Пусть это будет маленькая сплетня, которая должна исчезнуть между нами.

На голодный желудок русский человек ничего делать и думать не хочет, а на сытый — не может.

— Я обожаю природу.
— И это после того, что она с тобой сделала?

(На вопрос какие женщины склонны к большей верности — брюнетки или блондинки?)
Седые!

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?

Люди как свечи, либо горят, либо в жопу их.

Животных, которых мало, занесли в Красную книгу, а которых много — в Книгу о вкусной и здоровой пище.

Такая задница называется «жопа-игрунья» (О проходящей даме)

Если бы я часто смотрела в глаза Джоконде, я бы сошла с ума: она обо мне знает всё, а я о ней ничего.

Такая задница называется «жопа-игрунья» (О проходящей даме)

Сказка — это когда женился на лягушке, а она оказалась царевной. А быль — это когда наоборот.

Когда я умру, похороните меня и на памятнике напишите: «Умерла от отвращения».

В моей старой голове две, от силы три мысли, но они временами поднимают такую возню, что кажется, их тысячи.

Что-то давно мне не говорят что я бл*дь. Теряю популярность.

В моем тучном теле сидит очень даже стройная женщина, но ей никак не удается выбраться наружу. А учитывая мой аппетит, для нее, похоже, это пожизненное заключение.

Оптимизм — это недостаток информации.

Всю жизнь я страшно боюсь глупых. Особенно баб. Никогда не знаешь, как с ними разговаривать, не скатываясь на их уровень.

Отвратительные паспортные данные. Посмотрела в паспорт, увидела, в каком году я родилась, и только ахнула.

У него голос — словно в цинковое ведро ссыт!

Толстой сказал, что смерти нет, а есть любовь и память сердца. Память сердца так мучительна, лучше бы ее не было... Лучше бы память навсегда убить.

Если больной очень хочет жить, врачи бессильны.

У этой актрисы жопа висит и болтается, как сумка у гусара.

А с такой жопой надо сидеть дома! (О проходящей даме)

Чем я занимаюсь? Симулирую здоровье.

Есть такие люди, к которым просто хочется подойти и поинтересоваться, сложно ли без мозгов жить.

Получаю письма: «Помогите стать актёром». Отвечаю: «Бог поможет!»

Все приятное в этом мире либо вредно, либо аморально, либо ведет к ожирению.

Если у тебя есть человек, которому можно рассказать сны, ты не имеешь права считать себя одиноким...

У неё не лицо, а копыто.

— Меня никто не целовал, кроме жениха!
— с гордостью сказала Раневской одна молодая актриса.
— Милочка, я не поняла, — отозвалась Фаина Георгиевна, — это вы хвастаете или жалуетесь?

Хрен, положенный на мнение окружающих, обеспечивает спокойную и счастливую жизнь.

— Я вчера была в гостях у N. И пела для них два часа...
— Так им и надо! Я их тоже терпеть не могу!

Сложно быть гением среди козявок.

В силу ряда причин я не могу сейчас ответить вам словами, какие употребляете вы. Но я искренне надеюсь, что когда вы вернётесь домой, ваша мать выскочит из подворотни и как следует вас искусает.

Женщина, чтобы преуспеть в жизни, должна обладать двумя качествами. Она должна быть достаточно умна для того, чтобы нравиться глупым мужчинам, и достаточно глупа, чтобы нравиться мужчинам умным.

Не можете никак понять, нравится ли вам молодой человек? Проведите с ним вечер. Вернувшись домой — разденьтесь. Подбросьте трусы к потолку. Прилипли? Значит нравится.

Ну и лица мне попадаются, не лица, а личное оскорбление!

Своих мужей, миленькие мои, всегда ревнуют только уродины, а нам красавицам не до того, мы ревнуем чужих.

Жизнь — это небольшая прогулка перед вечным сном.

Эпикур говорил — хорошо прожил тот, кто хорошо спрятался.

— Я была вчера в театре, — рассказывала Раневская.
— Актёры играли так плохо, особенно Дездемона, что когда Отелло душил её, то публика очень долго аплодировала.

Ох уж эти несносные журналисты! Половина лжи, которую они распространяют обо мне, не соответствует действительности.

Когда у попрыгуньи болят ноги, она прыгает сидя.

Вас не смущает, что я курю? (Когда администратор театра увидел её в гримерке абсолютно голой.)

— Почему красивые женщины пользуются большим успехом, чем умные?
— Это же очевидно — ведь слепых мужчин совсем мало, а глупых пруд пруди.

Женщины — это не слабый пол, слабый пол — это гнилые доски.

Сняться в плохом фильме — всё равно что плюнуть в вечность.

Не имей сто рублей, а имей двух грудей!

Ну эта, как её... Такая плечистая в заду...

— Я не пью, я больше не курю и я никогда не изменяла мужу — потому что у меня его никогда не было.
— Так что же, значит, у вас совсем нет никаких недостатков?
— В общем, нет. Правда, у меня большая жопа и я иногда немножко привираю...

Критикессы — амазонки в климаксе.

Одиночество — это когда дома есть телефон, а звонит только будильник.

ПиОнЭры, возьмитесь за руки и идите в жопу! (Когда пионеры-тимуровцы пришли к ней домой, помогать как престарелой)

— Что для Вас самое трудное?
— О, самое трудное я делаю до завтрака.
— И что же это?
— Встаю с постели.

Была сегодня у врача «ухо-горло-жопа».

Вы знаете, что такое сниматься в кино? Представьте, что вы моетесь в бане, а туда приводят экскурсию.

Хотелось бы мне иметь её ноги — у неё были прелестные ноги! Жалко — теперь пропадут. (О только что умершей подруге-актрисе)

Что за мир? Сколько идиотов вокруг, как весело от них!

Эта дама уже столько веков восхищает человечество, что может уже сама выбирать, на кого ей производить впечатление. (На высказанное мнение «На меня Сикстинская Мадонна впечатления не производит».)

— Звонок не работает, как придёте, стучите ногами.
— Почему ногами?
— Но вы же не с пустыми руками собираетесь приходить!

Дорогой мой, такой кошмар! Голова болит, зубы ни к черту, сердце жмет, кашляю ужасно, печень, почки, желудок — все ноет! Суставы ломит, еле хожу... Слава Богу, что я не мужчина, а то была бы еще импотенция!

Если человек тебе сделал зло, дай ему конфетку. Он тебе — зло, ты ему — конфетку. И так до тех пор, пока у этой твари не разовьется сахарный диабет.

Есть люди, в которых живёт Бог; есть люди, в которых живёт Дьявол; а есть люди, в которых живут только глисты.

Красивые люди тоже срут.

Я теперь понимаю почему презервативы белого цвета! Говорят, белое полнит...

— Говорят, что этот спектакль не имеет успеха у зрителей?
— Ну, это еще мягко сказано, — заметила Раневская.
— Я вчера позвонила в кассу, и спросила, когда начало представления.
— И что?
— Мне ответили: «А когда вам будет удобно?»

Я как старая пальма на вокзале — никому не нужна, а выбросить жалко.

Пипи в трамвае — всё, что он сделал в искусстве!

Оставить отзыв